Ядерная триада русификации



Соседство с Россией – это исторический и цивилизационный вызов. К сожалению, мы убеждались в этом не раз, и непосредственно сейчас отбиваем прямую и неприкрытую атаку. Суть русской имперскости – посягать на чужое и завоевывать. В контексте нескрываемой войны все очевидно – вот наши, вот враг, вот линия столкновения. Но свои фундаментальные задачи империя пытается выполнять даже тогда, когда пушки молчат. И именно к этому тоже следует отнестись с должным вниманием.


Ключевая задача России в Украине довольно четко озвучена самим Путиным 12 июля 2021года в его программном тексте «Об историческом единстве русских и украинцев». То есть империя хочет не просто завоевать новые территории, но и ассимилировать местное население, чтобы оно никогда больше не бунтовало. Для этого используется старый, столетиями апробированный прием – русификация.


Полномасштабная война обнажила ее ключевые векторы, ядро. Недавно в освобожденном украинском Изюме в российском оккупационном «отделе образования» нашли тайные документы, к которым прямо причастно «Министерство просвещения РФ». В них можно увидеть стратегию русификации образования. Кроме системных логистических решений по выдаче аттестатов органами образования Белгородской области и поощрения учащихся лагерями отдыха, внимание привлекает рекомендация пригласить в регион учителей из РФ с целью «патриотического воспитания». Особый упор рекомендовалось сделать на «историках и литераторах». А ранее россияне полностью открыто снимали пропагандистские ролики с учителями русского языка, прибывшими учить детей на оккупированный Донбасс.


Итак, в образовании ядерная триада русификации выглядит довольно четко: русский язык, русская литература и русская история.


О том, что этот процесс происходит насильственно, россияне тоже открыто признаются. В статье на mk.ru описана трансформация школьного образования на Донбассе, оккупированном 8 лет назад, и то, как ломают детей на недавно оккупированных территориях. Вот довольно красноречивые фрагменты (если верить русскому источнику) от учительницы - коллаборантки из оккупированного Донецка:


«Сейчас у нас в школе появилось много детей из Мариуполя. Конечно, есть сложности. Русский язык изучался как язык меньшинств и не во всех школах, поэтому дети им не владеют в полной мере… История – это отдельная тема. По сути, дети знают только историю Украины…»

А вот показания коллаборантки, работавшей до 2014 года в российской гимназии Луганска:


«Рядом с нами были школы, где все обучение шло на украинском языке. Хотя был у них и русский язык, только мало часов, а у нас директор с самого начала добилась того, чтобы было больше часов русского языка. Украинский при этом у нас в гимназии дети тоже изучали, три раза в неделю… Года два назад из школьной программы нашей гимназии украинский язык убрали, хотя был проведен опрос среди родителей, и, на удивление, многие родители проголосовали за изучение украинского. Как они говорили, язык никакой роли в этом конфликте не играет, и они хотели бы его оставить для своих детей «для общего развития»; чем больше языков будут знать дети, тем лучше. Но его все равно убрали…»

Ядерная триада в образовании – язык - литература - история, она ключевая для русификации, поскольку дети с юного возраста получают определенную мировоззренческую прошивку. Русский язык привязывает к русскому пространству, история объясняет, почему русское пространство оправдано, а литература укореняется в общую культуру. То, что оккупанты берутся за образование, когда еще не успели окончательно завоевать территорию, свидетельствует о приоритетности этого инструмента.


В более широком общественном масштабе русификация сводится к большой ядерной триаде: образование - церковь - культура. Надежно русифицированный народ должен получить соответствующую прошивку во время образования, должен быть крепко интегрирован в общую культуру и религию. Если все три компонента триады справляются с заданием, мятежные настроения сводятся к минимуму, один народ сформирован. Так случилось с Беларусью, которая не приложила усилия по преодолению последствий советской русификации. В Украине за тридцать лет независимости ситуация была значительно лучше, хотя, конечно, не идеальная. Мы сравнительно быстро существенно украинизировали образование, начали ревизию исторического нарратива (особенно после 2014), хотя и оставались под сильным влиянием русской культуры и церкви (правда, они не господствовали в нашем пространстве тотально).


В недавнем интервью РБК азовец Владислав Дутчак рассказал о красноречивом моменте из плена. Украинские бойцы, родившиеся и выросшие в независимой Украине, сильно раздражали россиян, потому что у них был совершенно другой культурный код. Россияне просто не могли найти с ними никаких точек соприкосновения. В лагере по радиоточке транслировали старую советскую музыку. Сорокасемилетний Дутчак еще помнил ее с детства, она даже вызывала у него ностальгические воспоминания, а младшим бойцам она была неизвестна и просто раздражала их.


Мечты об уничтожении России звучат довольно нереалистично, наивно сравнивать ее с Карфагеном, но уничтожение ядерной триады русификации в Украине – это ключевая задача, если мы хотим построить надежную стену на границе.

 

Автор текста Лесь Белей. Иллюстрация Олег Грищенко. Переведено с украинского языка, источник - Uchoose.info


InformNapalm_logo_07.png

Partneris Lietuvoje