Успешно реализуемая адаптированная тактика транснациональных репрессий

Автор статьи Лукас Андрюкайтис специально для Res Publica – Центра гражданского сопротивления. Лукас Андрюкайтис – исследователь открытых источников информации и преподаватель, специализирующийся на кремлевской дезинформации и военном вмешательстве в конфликты по всему миру. В последние несколько лет особое внимание уделяет вмешательству России в дела Украины, Сирии, Ливии и Венесуэлы.

Сторонники белорусской оппозиции держат гигантский исторический флаг Беларуси во время акции протеста у здания Европейского парламента в Брюсселе. / osce.usmission.gov/AP Photo/Francisco Seco


Недавние примеры убийств и запугивания политических оппонентов позволяют делать предположения, что Беларусь последовала примеру Кремля по применению транснациональных репрессий в качестве тактики. Несмотря на то, что такая практика начала применяться как минимум после 1910 года, когда диктаторы по всему миру прилагали усилия для расширения своей власти, совсем недавно, в 21 веке, стала проявилась заметная новая волна транснациональных репрессий. Авторитарные режимы признали транснациональные репрессии заслуживающей внимания государственной практикой, формально описываемой как процесс «преследования национальных политических оппонентов, защитников гражданского общества, несогласных членов бизнес-сообщества и журналистов, проживающих за границей, правительствами и их службами внутренней безопасности и разведки». В настоящее время транснациональные репрессии активно используются на практике, включая множество различных экстерриториальных действий, таких как активный мониторинг, ограничение поездок за границу, насильственные действия агентов в отношении политэмигрантов, похищения, запугивание семей и многое другое. Одним из главных виновников политической повестки дня этого процесса является Кремль и организуемые им кампании.


Российское правительство имеет давнюю традицию проведения крайне агрессивных транснациональных репрессий за пределами границ РФ. Как указано в глобальном обзоре Freedom House (Дома Свободы) за 2021 год, начиная с 2014 года, на организованные Россией кампании приходится 7 из 26 убийств или покушений. Кремль в значительной мере полагается на убийства как на инструмент, нацеленный на бывших инсайдеров и других лиц, которые воспринимаются как угроза безопасности режима. Поскольку в Беларуси возникли продемократические протесты и беспорядки, похоже, что режим Лукашенко, с благословения Кремля, также адаптирует эти методы. Одним из последних событий, получивших широкую огласку в СМИ, стало убийство активного белорусского диссидента Виталия Шишова.


Дело Виталия Шишова


3 августа 2021 года всю Беларусь и активистов по всему миру потрясло известие о смерти Виталия Шишова.

Новостной репортаж Nexta об убийстве Виталия Шишова. (Twitter/@nexta_tv)


Тело пропавшего руководителя Белорусского дома Виталия Шишова было обнаружено в Киеве. Во время вечерней пробежки он пропал без вести, Шишов был обнаружен повешенным в парке. Друзья Шишова рассказали, что ранее он замечал, что за ним следят, к нему подходили подозрительные люди, которые пытались вступить в разговор. Вскоре после этого у посольства Беларуси в Киеве начались демонстрации. Толпа выражающих свои соболезнования людей с символической красно-белой цветовой символикой собралась, чтобы привлечь внимание к еще одному возможному акту транснациональных репрессий.


Твиты о демонстрациях, которые прошли сразу после смерти Виталия Шишова. (Twitter/mjluxmoore, Twitter/Liveuamap)


Один из коллег Виталия, Юрий Щучко, раскрыл информацию о том, что полиция сообщила, что на лице Шишова были обнаружены следы, и предположила, что он был избит, поэтому и без того низкая вероятность самоубийства стала еще менее вероятной. Г-н Щучко также сказал, что украинские силовики и милиция в частном порядке предупреждали Белорусский дом в Украине (БДУ) о постоянных угрозах в адрес активистов. Шишов возглавлял эту неправительственную организацию, которая активно помогала гражданам Беларуси, бежавшим от диктаторского режима президента Беларуси Александра Лукашенко, проводила в Киеве митинги в поддержку белорусской оппозиции и постоянно распространяла новости о преступлениях режима Лукашенко, тем самым привлекая внимание местных и международных служб безопасности.


Взаимозависимость служб безопасности


Еще одним важным аспектом пересмотра действий вышеупомянутых служб безопасности является их зависимость (взаимозависимость) и предвзятость. Россия и Беларусь взаимосвязаны во многих областях, таких как экономика, политика, оборона и т. д. В области деятельности спецслужб, Белорусский КГБ (БКГБ) также тесно сотрудничает с Федеральной службой безопасности (ФСБ) и Службой внешней разведки России (СВР). Отношения между спецслужбами обеих стран настолько крепки, что трудно отличить КГБ или спецназ Лукашенко от спецслужб Путина – Главного разведывательного управления (ГРУ) России. Предполагается, что Шишов и был мишенью ГРУ в Киеве. Вышеупомянутый пример далек от того, чтобы быть единственным в своем роде, это скорее часть трагического роста и тенденции транснациональных репрессий.


Несмотря на то, что этот процесс зародился в России, он широко применяется во всем мире, не исключая и Беларусь. Известно, что на протяжении многих лет проживающие за рубежом россияне, являющиеся широко известными политическими оппозиционерами, постоянно подвергались слежке и изощренным хакерским кампаниям с использованием тех же методов, которые правительство использует против высокоприоритетных целей национальной безопасности. В этом контексте можно упомянуть множество случаев, имевших место за последнее десятилетие, например, случай журналиста Павла Шеремета, чьи резкие репортажи о политических притеснениях в Беларуси разозлили власти, и, как следствие, он был убит взрывным устройством, установленным в его автомобиле, или загадочные исчезновения четырех известных белорусских диссидентов (Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского), которые, как потом сообщалось, были убиты, и многие другие случаи, в которых пострадали люди. Широкая беспощадная сеть спецслужб, функционирующая для защиты авторитарных режимов, активно подавляет всех, осмеливающихся выступить против установленного порядка.


Другие случаи применения


Несчастные судьбы тех, кто осмеливается высказаться против устоявшихся режимов, не ограничиваются приведенными выше примерами. 4 марта 2018 года в Солсбери, Великобритания, гражданин Великобритании Сергей Скрипаль, бывший офицер российской военной разведки, его дочь и офицер полиции подверглись воздействию высокотоксичного и потенциально летального боевого отравляющего вещества. После оглашения откровенно фальсифицированных результатов выборов в Беларуси по всей территории республики прокатилась огромная волна мирных протестов. За ними последовала жестокая расправа со стороны государственной милиции, вынудившая законно избранного президента Светлану Цихановскую бежать из своей страны. И опять же, незначительные временные санкции, наложенные Европейским Союзом на Беларусь за отсутствие демократической легитимности, не испугали агрессора и позволили ему приступить к осуществлению дальнейших планов. В августе 2020 года Алексей Навальный, один из ведущих активистов российской оппозиции, был отравлен запрещенным нервно-паралитическим веществом. После инцидента, несмотря на то, что средства массовой информации были переполнены сообщениями, освещавшими ситуацию с Навальным, а Государственный департамент назвал покушение «попыткой убийства» и установил, что Россия применила химическое оружие в нарушение Конвенции о химическом оружии, ЕС не наложил на Россию никаких дополнительных санкций. Своей довольно вялой реакцией на инцидент ЕС не продемонстрировал конкретных действий по противодействию агрессорам, не остановил и не предупредил Россию о последствиях таких жестоких действий.


Продолжая рассмотрение соответствующих примеров репрессивных механизмов, действующих на международном уровне, можно упомянуть недавний случай, возвращающий нас к смерти Шишова. Руководитель Белорусского дома в Украине Родион Батулин находился с визитом в Евросоюзе, но после трагической новости о гибели Шишова сразу же вернулся в Киев. Однако заместителю погибшего не разрешили въезд в Украину на польско-украинской границе. Пограничники заверили, что они «не были осведомлены о причине запрета», а, как оказалось, запрет был наложен сроком на три года. Такая мера только представляет собой дополнение к широкому кругу возможных инструментов, используемых для борьбы с теми, кто опасен для систематического направления.

Родион Батулин (glavcom.ua)


Транснациональные репрессии выходят за рамки вышеупомянутых примеров. Например, в отличие от вышеупомянутого, российские граждане из Чеченской Республики, расположенной на Северном Кавказе, сталкиваются с тотальной кампанией транснациональных репрессий, осуществляемых лидером республики Рамзаном Кадыровым с одобрения федерального правительства России. Кадыров жестоко преследует даже чеченцев, находящихся в изгнании. В 2009 году, когда были совершены два убийства, началось жестокое преследование, которое с тех пор не прекращается. Численность убийств и нападений на чеченских диссидентов за рубежом угрожающе растет. Для доказательства транснациональной связи, приведем пример: в 2016 году два чеченца, проживающие в Турции, Руслан Исрапилов и Абдулвахид Эдельгириев, были убиты людьми, впоследствии идентифицированными международными СМИ как российские агенты.


А в Декабре 20210 года суд в Германии приговорил россиянина Вадима Красикова, он же Вадим Соколов, обвиненного в убийстве бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили, к пожизненному заключению, согласившись при этом со следствием, которое уверено, что это убийство заказало российское государство. МИД Германии также объявил в среду о высылке двух сотрудников российского посольства в связи с убийством.


Помимо всех крайних репрессий, с которыми чеченцы сталкиваются дома, для многих из них поиск убежища в Европе стал трудной задачей, поскольку чеченские боевики из-за их войн за независимость и выступления против России обычно изображаются негативно как лица, связанные с международным терроризмом. Таким образом, европейские власти оказались в очень противоречивой позиции, которая касается не только чеченцев, но и других стран: признавая чрезвычайно суровый характер диктаторского правления в конкретной стране, они зачастую отказывают в предоставлении убежища людям, пытающимся оттуда бежать. Нет ничего хуже, чем возвращение в страну происхождения после попытки бежать от жестокого режима.


Протест после убийства непримиримого критика правительства Чечни Мартина Бека. (freedomhouse.org)


Заключение


Транснациональные репрессии существуют уже много лет, но современная более широкая, более совершенная, оцифрованная и более жестокая сеть достигла новых стандартов по устранению оппонентов. Тесно связанные спецслужбы выходят за границы конкретной страны и добиваются гораздо лучше результатов, чем можно было бы ожидать. Международная реакция, включая такие влиятельные органы, как НАТО и Европейский Союз, на эту тревожную проблему обычно не бывает легко предсказуемой: только резонансные, самые жестокие инциденты обычно приводят к очевидным последствиям для виновника преступления. Несмотря на то, что самые вопиющие примеры касаются случаев, имевших место за пределами Европейского Союза, международная реакция является одним из основных инструментов, которые могут, защищая свой собственный народ, предотвратить последующие трагические инциденты во враждебном соседствующем окружении. В настоящее время Евросоюз молчит по поводу действий агрессоров и практически не предпринимает каких-либо конкретных действий, чтобы остановить продолжающиеся жестокие действия в контексте транснациональных репрессий. Из-за халатности ЕС, включая другие организации, диктаторам предоставляются все возможности для продолжения охоты на активно высказывающих свое мнение диссидентов. Несмотря на то, что транснациональные репрессии сложно отследить на основе продуманных действий, их останов и предотвращение исключительно важны. Соединенные Штаты Америки, похоже, занимают лидирующую позицию в отношении отслеживания «политически мотивированных репрессий против лиц, находящихся за пределами страны». В опубликованных отчетах Госдепартамент демонстрирует растущий интерес к этому конкретному вопросу, хотя до сих пор не предпринимает конкретных действий. Чтобы остановить растущее число погибающих антирежимных активистов, Европейский Союз должен противостоять агрессорам и привлечь их к ответственности за их жестокие деяния.

InformNapalm_logo_07.png

Partneris Lietuvoje