Заставлять украинцев воевать против своей страны — военное преступление

Объявленная Путиным «частичная мобилизация» в России перекинулась и на оккупированные территории Украины. Многие тысячи украинцев находятся в заложниках путинского режима и постоянно рискуют оказаться в российской армии. Владимир Зеленский призвал жителей временно оккупированных территорий «избегать российской мобилизации и саботировать действия врага». Подтвержденные случаи принудительной мобилизации в российскую армию лиц с украинскими паспортами есть в Крыму, «ЛДНР» и Мелитополе. Граждан Украины, оказавшихся на территории России, тоже могут отправить в российскую армию даже при отсутствии российских документов.


Источник: The Insider


Мобилизация в оккупированном Донбассе началась еще в феврале — мужчин насильно забирали в армию «ЛДНР». Объявленная 21 сентября «частичная мобилизация» в России автоматически перекинулась на оккупированные территории Украины — тысячи украинских граждан оказались в заложниках. Правозащитники настоятельно рекомендуют украинцам уезжать.

По словам мэра Мелитополя Ивана Федорова, «мужчин всех возрастов забирают на улицах и везут в комендатуру для учета». В оккупированном Бердянске людям, которые не хотели идти воевать добровольно, велели вместо себя привести одного-двух человек. «Еще не поздно выехать через временно оккупированный Крым, а оттуда — в Грузию или ЕС», — рекомендует Федоров.

«Украинцев заставляют служить в армии РФ — это военное преступление»

Организация Every Human Being помогает всем, кто стал жертвой нарушения прав человека и международных норм, в том числе лицам с оккупированных территорий и украинцам, оказавшимся в России, незаконно мобилизуемым гражданам Узбекистана и Таджикистана. Юрист и основательница проекта Полина Мурыгина отмечает, что организация готовит документы для людей, которые никогда не сталкивались с российскими госорганами.

«Мы настоятельно рекомендуем не ходить в военкомат, особенно если есть повестка. Предлагаем оформить доверенность на невоеннообязанное лицо: этот человек будет подавать за вас документы».

По словам Полины, в первую очередь важно объяснить, что происходит после оккупации:

«Многие ошибочно полагают, что мобилизация их не коснется, потому что они граждане Украины. Это не так. В России могут и пытать, но это делается скрытно. На оккупированных территориях происходит полный беспредел. Никто даже не будет делать вид, что у людей есть права или соблюдаются какие-то нормы. Нет гарантий, что вас не пристрелят на улице: война все спишет».

Если мужчин из Донецкой и Луганской областей мобилизуют с начала полномасштабного вторжения России в Украину, то после 21 сентября начали мобилизовать и жителей Мелитополя, также повестки приходят крымчанам.



На здоровье мобилизованных мужчин тоже никто не смотрит. В некоторых случаях российских граждан мобилизуют со СМА или шизофренией, что противоречит российским законам. Пытаются мобилизовать даже без российского паспорта.

Аналитик «КрымSOS» Евгений Ярошенко отмечает, что насильственная мобилизация не всегда подразумевает применение физической силы. Иногда речь об угрозе насилия, принуждении, психологическом давлении.

«Тот факт, что сегодня украинских граждан заставляют служить в армии РФ, — это серьезное нарушение международного гуманитарного права и военное преступление».

«Или вы идете на войну, или мы вас пристрелим»

Украинцы с оккупированных территорий приходили к должностным лицам еще в апреле: пытались объяснить, что у них на той стороне семья — они не могут воевать. В ответ слышали: «Или вы идете на войну, или мы вас пристрелим». Полина Мурыгина отмечает, что такие случаи не попадали в публичное поле.

«По сути, мобилизация в отношении украинцев мало чем отличается от мобилизации россиян. Однако украинцев пытаются заставить воевать против собственной страны и своей семьи – это военное преступление. В апреле-мае была очень странная практика — МВД РФ пыталось мобилизовать жителей Крыма, которых оно считает российскими гражданами, в армию „ДНР“ и „ЛНР“. Россия выходит за пределы своих полномочий: нельзя мобилизовывать людей даже в условно признаваемую другую страну. Это как если бы у нас мобилизовали в армию США. И это происходит уже давно».

После 24 февраля из Украины в Россию было депортировано около полутора миллиона человек. Поскольку многие остались без документов, скорее всего, это заниженная статистика. Людям вручают российские паспорта и пытаются заставить воевать против своих близких. Every Human Being помогает украинцам с документами: без них очень сложно покинуть Россию.

Ситуация осложняется тем, что украинцам небезопасно находиться в РФ: граждан Украины часто задерживают, допрашивают, помещают в СИЗО, возбуждают против них уголовные дела, признают «экстремистами» и «террористами», называя при этом «укронацистами».

После объявления «частичной мобилизации» покинуть Россию стало намного сложнее. Выехать проще женщинам, хотя допрашивают и их. Избежать допросов на границе мужчинам совсем нереально. ФСБ начала выдавать уведомления о запрете выезда за территорию РФ. К счастью, остается сухопутная граница. Еще больше усложняет ситуацию российский паспорт: к людям, которые его получили, относятся как к гражданам РФ, несмотря на украинское гражданство, отмечает Мурыгина.

«Есть украинцы, которых принуждают брать паспорта РФ. Их останавливает ФСБ, начинает угрожать, у людей забирают украинские документы и заставляют оформлять российский паспорт. В случае отказа им говорят: „Не хотите оформлять российский паспорт? Вы — нацисты!“ Уровень давления на гражданских колоссальный! Угрожают даже матерям: говорят, что в отношении них начнут расследование, а детей заберут в детдом. К сожалению, многие случаи не попадают в информационное поле: война занимает всю повестку. А то, что в это время происходит с гражданскими, часто остается незамеченным — многие правозащитники отмечают этот феномен».

Не хотите оформлять российский паспорт? Вы – нацисты!

Процессы мобилизации и паспортизации идут параллельно, но связаны они не всегда. Принудительную паспортизацию юристы объясняют тем, что Россия позиционирует себя как страну-освободителя, а чтобы создать нужную властям картинку, в российских новостях говорят о том, как радостно люди берут паспорта, отмечает Мурыгина:

«Это такой политический шаг — показать, как все любят Россию и хотят быть россиянами. На самом деле от мобилизации скрываются все, вне зависимости от политических взглядов: никто не видит смысла в этой войне. Недавно приняли Федеральный конституционный закон Российской Федерации, в соответствии с которым присоединили оккупированные территории. В нем написана абсолютно незаконная и противоречащая даже российскому законодательству вещь: все люди, проживающие на оккупированных территориях, автоматически становятся гражданами России. При этом лишь единицы из них берут российские паспорта».

Еще до присоединения оккупированных территорий Украины к России начали выдавать паспорта так называемых ЛНР и ДНР. По словам юристов, некоторых заставляли это делать под дулом пистолета. Уже тогда были первые попытки мобилизации. Мобилизовывали лиц с украинскими документами и без паспортов «республик»: достаточно было записи в документе о том, что человек родился на территории Донецкой или Луганской областей.


Мобилизовывали лиц с украинскими документами и без паспортов «республик»

«Мы не советуем брать паспорта, но если получение такого документа становится вопросом жизни и смерти, лучше пойти на этот шаг: потом его можно оспорить. Нам известны случаи, когда из-за нежелания получать паспорт брали гражданских заложников».

Мурыгина обратила внимание на то, что в местном «законодательстве» «ЛДНР» даже нет определения гражданства, а значит, призвать могут кого угодно. Между тем Четвертая Женевская конвенция о защите прав гражданского населения во время войны подразумевает прямой запрет на мобилизацию лиц с оккупированной территории оккупирующей державой: это военное преступление.

«Ссылка на релевантные нормы иногда работает. Я инструктировала людей, которые к нам обращались, мы составляли заявление от их имени. В ряде случаев это помогало: в РФ не хотят громкого резонанса, властям не нравится, когда их называют военными преступниками. Но срабатывало это не всегда: на оккупированных территориях творится полный беспредел. В частности, в отдельных районах Донецкой и Луганской областей приняли „законы“ о мобилизации по возрастным категориям, но сами на них не смотрят: людей гребут без разбора».

По словам юристов, все изменилось после того, как в РФ объявили мобилизацию и аннексировали новые территории Украины: стали хватать всех подряд, мужчин отправляют на войну неподготовленными. Причем мобилизуют не только украинцев с оккупированных территорий, но и граждан Узбекистана и Таджикистана. Как отмечает Мурыгина, «им, в отличие от украинцев, даже паспорт никто не предлагал».

«Российские власти обещали депортировать тех, кто не хочет служить, и облегчить процедуру получения гражданства тем, кто пойдет воевать».

Категории здоровья, как и ограничение по возрасту, соблюдаются далеко не всегда: зачастую медкомиссии не проводят не только с жителями оккупированных территорий, но и с российскими призывниками.

Людям в оккупации еще сложнее: фактически они находятся в изоляции, в том числе из-за плохого интернета. Многие остаются в информационном вакууме и не знают, к кому обратиться за помощью. По словам Полины Мурыгиной, прежде всего правозащитники рекомендуют отказываться от российского паспорта со ссылкой на российский закон о гражданстве — в соответствии с ним иностранцы имеют право, но не обязаны обращаться за получением гражданства.

«Вторая норма в этом ФЗ — есть принцип выбора гражданства в случае, если изменена государственная граница РФ. Когда люди ссылаются на эту норму, обычно это срабатывает: они не провоцируют конфликт, не говорят о том, что новые границы России незаконны и они их не признают, но обращают внимание на то, что в российском законодательстве предусмотрен выбор. Однако, если паспорт РФ или паспорт так называемой ЛДНР уже есть, это усложняет оспаривание ситуации, когда человека пытаются мобилизовать».

Чтобы избежать призыва, юристы Every Human Being рекомендуют скрываться: альтернативная гражданская служба при мобилизации не предусмотрена, хотя это противоречит Конституции РФ. Если человек уже пришел в военкомат и на сборы, сбежать будет сложно.

«Нельзя забывать и о росте последствий. Пока ты не получил повестку и мобилизационное предписание — тебе ничего не грозит. Можно просто залечь на дно, чтобы тебя нигде не нашли. Хотя, как известно, мужчин ловят на улицах. Никого не волнует, какая у тебя категория, гражданином какой страны ты являешься. Вручили повестку — это потенциально административная ответственность, ваши действия признали уклонением — это уже уголовная ответственность. Пока мужчина не попал в военкомат или на военные сборы — ему грозит до двух лет лишения свободы. Если убегать со сборов (а это все равно лучше, чем не убегать, ведь жизнь дороже) — риск дальнейшего преследования растет: оставление части — до 10 лет лишения свободы, дезертирство — до 15 лет».

Если у человека уже есть паспорт РФ, юристы советуют «залечь на дно и даже не ходить в магазин», пока не решится этот вопрос. Возможен и отказ от гражданства РФ, но это требует времени. Юристы рекомендуют поддерживать связь с правозащитными организациями, многие из которых помогают с эвакуацией. Раненых или женщин с детьми вывозят в Евросоюз. Если варианта уехать нет — остается скрываться.

«Лучше жить в Украине, которую бомбят, чем быть на стороне РФ российским мясом»

Одним из тех, кому помогла Every Human Being, стал 30-летний Олег — гражданин Украины, который жил и работал в России без российского паспорта. Помимо того, что с сентября появился риск подпасть под мобилизацию, без паспорта РФ Олега уволили с работы. Попытки покинуть территорию России заканчивались неудачей — из-за украинского паспорта мужчине даже не продавали билетов на поезда и автобусы.

«Я родился в Горловке. Никогда не получал паспорт РФ, жил здесь по виду на жительство. Уехать решил именно из-за этой ситуации. Надо или выезжать из России, или там помирать. Я просто не вижу смысла в дальнейшей жизни в этой стране. Не видел его и раньше, но тогда у меня была хоть работа».

После окончания срока действия вида на жительство продлить его Олег не успел. В итоге он потерял возможность работать. Его уволили, оставив без средств к существованию. Другого выхода, кроме как получить паспорт РФ, не оставляли.

Олег понимал: если он получит паспорт РФ, риск отправиться на войну в Украину существенно возрастает — с места работы подают списки рабочих в военкоматы, а без военника на работу не принимают.

«Значит, нужно идти получать военный билет. Выпустили бы меня оттуда или нет — неизвестно. Моему двоюродному брату сказали: „Так как ты гражданин Украины и проходил там воинскую службу, мы тебя брать пока не будем“. Сколько это „пока“ продлится — неизвестно. Лично мне российский паспорт не нужен, я всю жизнь жил по виду на жительство из-за работы. Решил, что нужно выезжать».

Первой мыслью было добраться поездом или автобусом до Минска. Однако, когда Олег пришел покупать билеты на поезд, ему вручили бумагу с информацией об угрозе уголовной ответственности за незаконное пересечение границы. Кассирша сказала, что может продать билет, но в поезд его не пустят. На автобус тоже билет купить не удалось.

«Даю паспорт, прошу билет — кассирша молчит, отводит от меня глаза. Я пытаюсь с ней говорить — в ответ никакой реакции. Отправился в Питер, думал, смогу выехать в Финляндию. Приезжаю, звоню перевозчикам и объясняю, что нужно добраться до границы. Мне отвечают: „Мы не продаем билеты гражданам Украины. Вас слишком долго держат пограничники — таких, как вы, не берем, чтобы не рисковать“».

«Даю паспорт, прошу билет — кассирша молчит, отводит от меня глаза»

После этого Олегу посоветовали отправиться в Эстонию через сухопутную границу. Однако на погранпосте его как украинца высадили, вызвали такси, пообещав, что „все будет нормально“. На паспортном контроле у Олега забрали вещи, телефон, попросив его разблокировать, снимали отпечатки пальцев, фотографировали, устроили допрос.

«Спрашивали: „Где жил? Что делал? Где работал? Как жил? Что с родственниками? Как относишься к политике России?“ Я уже не стал на себя риски брать и сказал, что у меня сейчас не такая ситуация, чтобы говорить об этих вещах: работы нет, жизни нет, надо выкручиваться. В общем, заговорил их… Они провели окольными путями, не давали никаких бумажек и сказали: „Иди“».

На эстонской границе Олег сообщил, что хочет пересечь границу с намерением получить убежище. Объяснил, что у него нет работы и средств к существованию, желания получать паспорт РФ и тем более воевать против своих сограждан. После этого его ждал очередной досмотр.

«Один обыскивал мои вещи, а второй задавал те же вопросы, что и на российской границе. Затем мне показали две бумажки на непонятном мне языке и сказали: „Подпишите. Я вас не пропускаю. Если вы не согласны, можете обжаловать это в суде“».

Олегу пришлось вернуться в Россию. После этого он решил связаться с Every Human Being, и ему предложили выехать в Минск. При очередной попытке пересечь границу, на этот раз белорусскую, он оставил свои данные и написал, что едет к родственникам. Его впустили, предупредив, что назад он вернуться тем же путем не сможет.

«В ФМС мне говорили, что я могу покинуть без проблем РФ — на деле вышло иначе. Никто ничего не объясняет, никто ничего не знает — типичная для России ситуация. Рад, что удалось выехать подальше от мобилизации и всего, что там творится. Общался со знакомой девушкой, у которой мобилизовали парня. Мало того, она покупала ему амуницию, что стало для меня еще одним подтверждением всего идиотизма. Я ей говорю: „Ты же понимаешь, что он может не вернуться?“ — „Да, но мы будем молиться и надеяться“. Вот этого я вообще не понимаю. Я говорю: „Ну хоть расскажи, что там происходит?“ — „Он будет мины разминировать“. — „А он умеет?“ — „Нет“. — „Ну, так ты точно его живым не увидишь“. Люди живут какими-то надеждами…»

Олег уверен, что мобилизация в его случае была бы неизбежна, несмотря на то что власти ее якобы остановили.

«Это Россия — сегодня одно, а завтра другое. И никто вопросов задавать не будет, все покорно опустят голову и пойдут туда, куда им скажут. Сейчас я в Беларуси, но оставаться здесь точно не буду: тут ничуть не лучше, чем там, откуда я уехал. Постараюсь устроиться в Европе. Ну а если не выйдет, поеду в Украину. Тем более, украинский паспорт у меня есть. Лучше жить в Украине, которую бомбят, чем быть на стороне РФ российским мясом».

«Мобилизация может привести к скрытому геноциду крымско-татарского народа»

Методы принудительной мобилизации крымских татар вызывают большое беспокойство у юристов и правозащитников. Повестки раздают в общественных местах, на рынках, в мечетях во время пятничной молитвы, работникам школ, сотрудникам медицинских учреждений, на блокпостах.

Полина Мурыгина напоминает, что крымские татары попали под каток репрессий еще в 2014 году — с этого времени идет практика признания их «террористами» и «экстремистами». С начала войны в реестре Росфинмониторинга начали появляться и украинцы, а с крымскими татарами подобное происходит давно: таким образом подавлялась любая возможность протеста в оккупированном Крыму.

По словам аналитика «КрымSOS» Евгения Ярошенко, противозаконные вещи в Крыму начались с паспортизации в 2014 году.

«Как только Россия аннексировала Крым, появилось распоряжение: если в течение месяца жители полуострова не придут в миграционные центры и не напишут отказ от паспорта РФ, они автоматически становятся гражданами России. За месяц такой возможностью воспользовалось около трех тысяч человек: времени, как и миграционных центров, тогда было мало; кто-то просто проигнорировал распоряжение оккупационной власти».

Люди, которые не пришли в миграционные центры, стали, по мнению российских властей, гражданами РФ. Однако, с точки зрения Украины и международного права, они остаются украинцами: их гражданство РФ незаконно, все органы власти в оккупированном Крыму и их постановления нелегитимны.

По мнению Ярошенко, вследствие «частичной мобилизации» жертвами военных преступлений рискует стать множество крымчан: если посмотреть на официально анонсированные цифры и поделить их на число жителей полуострова, выходит, что в Крыму уровень мобилизации значительно выше, чем на территории РФ.

«В Крыму планировалось мобилизовать каждого 200-го крымчанина, в России — каждого 500-го. Причем до 90% повесток получают крымские татары. Они составляют около 13–15% населения Крыма. Непропорционально часто именно они становятся жертвами военных преступлений. Если посмотреть на демографическую составляющую населенных пунктов, очень сложно найти места, в которых крымские татары составляют хотя бы 50% населения. Но есть немало населенных пунктов, где они составляют 25–35%. Поэтому масштаб мобилизации, затрагивающей крымских татар, вызывает серьезное беспокойство: мобилизация может привести к скрытому геноциду крымско-татарского народа и частичной его депортации. Так, в одном пункте из 28 повесток только одну выдали не крымскому татарину».

В Крыму планировалось мобилизовать каждого 200-го крымчанина, в России – каждого 500-го

В Крыму за мужчинами начали охотиться в общественных местах. Сотрудники военкоматов приезжали в мечети на пятничную молитву. В Бахчисарайском, Джанкойском, Симферопольском, Судакском и Белогорском районах мужчинам вручали повестки, после чего сажали в автобус и отвозили в военкомат. Иногда, чтобы вручить повестку, людям стучали в двери квартир в шесть утра. Заставляли раздавать повестки глав сельских оккупационных администраций, отмечает Евгений Ярошенко.

По его словам, есть разные способы избежать мобилизации, но каждый из них несет свои риски. Один из вариантов — буквально «потеряться». Вынуть сим-карту, не пользоваться мобильным телефоном.

Еще один важный момент: на порталах «Госуслуг» есть функция получения оповещений — нужно поставить галочку, что вы хотите получать оповещения в бумажном виде, чтобы повестка не пришла в электронном сообщении. Приложение «Госуслуги» лучше удалить: нередко через него рассылают повестки. Не менее важно выехать с места регистрации, поселиться где-то у друзей или дальних родственников в другой части Крыма либо выехать на территорию РФ. Хороший вариант — выехать за границу. Через территорию РФ можно выбраться в Грузию, Казахстан, Азербайджан и Турцию. Однако и тут есть риски: с 25 сентября повестки начали раздавать уже на границе, а мужчин с паспортами РФ не выпускали.

По словам Ярошенко, всеми силами нужно избегать получения повесток и звонков из военкоматов: гражданин обязан явиться в военкомат только после того, как получит повестку и распишется в ней. Если подписи нет, формально человек не несет ответственности за уклонение.

«Если на улице к вам подходят оккупационные силовики, чтобы вручить повестку, лучше не отказываться от военных обязанностей напрямую, но объяснить, почему ты не можешь этого сделать прямо сейчас. Можно сказать, что у вас есть какие-то болезни, нужно провести обследование, говорить, что недавно контактировал с человеком, который заболел ковидом, и нужно сделать тест. Это, конечно, не гарантирует спасения от мобилизации, но может ее отсрочить».

Не помешает заняться своим здоровьем — провериться на заболевания, благодаря которым мобилизации можно избежать. Так, в постановлении 2013 года про военно-врачебную экспертизу перечислены болезни, с которыми нельзя мобилизовывать мужчин.

Гражданам Украины стоит помнить — даже если у них не действуют документы (внутренний украинский паспорт или заграничный), стоит их сохранять: при въезде на территорию третьих государств можно будет воспользоваться временной защитой. Благодаря документам эти страны смогут отличить крымчанина с паспортом РФ от крымчанина с паспортом Украины.

Важно, чтобы родственники крымчан сохранили копии украинских документов: если такой мужчина попадет в плен, к нему будут относиться иначе — украинские военные смогут отличить человека, который стал жертвой военных преступлений, от оккупанта, который пополнит обменный фонд.

По словам Ярошенко, точное число мобилизованных в Крыму мужчин пока неизвестно. Однако есть информация, что нескольких крымчан после объявления частичной мобилизации уже отправили в Севастополь для обучения, а после кинули на Херсонщину — некоторые из мобилизованных Красногвардейского района уже вернулись как груз-200.

«Если херсонцам дать в руки оружие, они скинут русских»

Что касается Херсона, в начале октября в украинской прессе стали появляться сообщения о том, что в оккупированных городах юга Украины россияне ужесточили меры по принудительной мобилизации местных мужчин. Сообщалось, что их задерживают прямо на улицах.

Однако житель Херсона Иван рассказал The Insider, что он ничего подобного на улицах города не видел. По его мнению, мобилизовать можно только лояльное население с паспортами РФ. Однако после начала войны жители Херсона относятся к России враждебно. Кроме того, в городе нет никаких структур, чтобы обрабатывать массы населения. Иван уверен, что страшилки про мобилизацию могли запускать и россияне, но в реальности на такие действия они вряд ли решатся.

«Если раздать херсонцам автоматы, они скинут русских. Кроме того, в городе довольно стабильно и активно действует партизанское движение. За эти месяцы регулярно появляются сообщение: то здесь, то там расстреляли полицейскую машину, какой-то коллаборантке заложили в квартиру бомбу и так далее. Кто это делает — неизвестно, но такие случаи не единичны. Если херсонцев еще и вооружить — выйдет себе дороже».

По его словам, россияне пытаются задобрить и расположить к себе местное население. При случае противопоставляют себя «нацистской Украине»:

«Пришли, спасли всех от работы, зарплаты, мобильной связи — и рассказывают, как теперь тут будет хорошо. Конечно, их всех тут на дух не переносят. До войны херсонцы относились к россиянам как к братскому народу. После начала войны все симпатии развеялись».
 

Статья впервые опубликована на портале The Insider. Статью к публикации подготовили добровольцы Центра Гражданского Сопротивления "Res Publica".

InformNapalm_logo_07.png

Partneris Lietuvoje